интересные лекции по истории искусства в нашем виртуальном классе

«Закат над Адриатикой»

27 Февраль, 2015 (21:48) | дополнительные материалы | By: chandra

Андрей Кончаловский:

Сто пять лет назад на ежегодной парижской выставке Общества независимых художников («Салон независимых», Париж, 1910) появилась картина некоего Иоахима Рафаэля Боронали «Закат над Адриатикой». В течение нескольких дней картина пользовалась успехом у публики. Затем весь художественный Париж узнал, что полотно было «написано» ослом, к чьему хвосту была привязана кисть. Осла кормили морковкой, он весело махал хвостом, и получилась абстрактная картина. Ослику выбрали псевдоним – анаграмму имени Али-борон из басни Лафонтена. Скандал тогда был ошеломительный, успех невероятный! Картина была продана, а деньги пожертвованы сиротскому приюту. Её копия до сих пор хранится в одном из французских музеев.

Ролан Доржеле с друзьями, осёл Лоло и папаша Фреде.

“Закат над Адриатикой”, 1910. “Й.Р.Боронали”

Идея мистификации принадлежала писателю Ролану Доржеле, который поспорил с друзьями, что “на пустом месте” может создать новое направление в искусстве. Впоследствии Доржеле рассказал газетам историю этого розыгрыша, сопроводив ее фотоснимками и судебным протоколом, составленным полицейским на месте художественного “происшествия”.
Забавно, но факт остается фактом: предшественником абстракционизма стал Лоло – осёл из кабаре папаши Фреде.
В 1912 году группа русских художников отделилась от известного объединения «Бубновый валет» и организовала две своих выставки (в Москве и Петербурге), известные как «Ослиный хвост». Мой дед Петр Петрович Кончаловский позже вспоминал по этому поводу: «Яркие живописные дарования Ларионова и Гончаровой естественно делали их нашими союзниками, но в отношениях к искусству у нас была большая разница…», они и тогда уже мечтали «о славе, известности, хотели шумихи, скандала».
А вот как пишет об этом Бенедикт Лифшиц в «Полутораглазом Стрельце» (1933): «Не прошло двух недель с закрытия «Бубнового валета», как открылся предвозвещенный скандалом на диспуте, «кулуарными слухами» и серией газетных заметок «Ослиный хвост». Кроме Ларионова и Гончаровой, в выставке участвовали Малевич, Татлин, Фон-Визен, Моргунов и другие. Уже на вернисаже мнения публики раскололись: одни считали «Ослиный хвост» левее «Бубнового валета», иные, напротив, правее.
Это могло бы послужить лишний раз доказательством понятий «правизны» и «левизны» в искусстве, если бы не свидетельствовало главным образом о полном невежестве обывателя, для которого «Ослиный хвост», как и «Бубновый валет», был лишь очередным аттракционом.
Через три года, в 1915 году в Петербурге на футуристической выставке «0,10» на самом видном месте, в так называемом «красном углу», где в русских домах обычно находятся иконы, висел «Черный квадрат на белом фоне» Казимира Малевича. Во время выставки художник заявил: «Это не живопись, это что-то другое», таким образом, сообщив о своем намерении «зарезать искусство живописное, уложить его в гроб и припечатать Черным Квадратом».
Художник окончательно сменил цель: с постижения красоты окружающего его мира он переключился на новую цель – возмутить общественное мнение…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Write a comment





Contact Form
Use the contact form

Name:

E-mail:

Message: