интересные лекции по истории искусства в нашем виртуальном классе

Парсуна

1 Апрель, 2017 (10:13) | дополнительные материалы | By: chandra

В конце XVII века в России начинает формироваться новый тип светской культуры. С момента восхождения на престол Петра I на русское искусство сильнейшее влияние оказывает европейское искусство. В этот период в России наступает эпоха возрождения: в искусстве появляются новые стили и направления, в живописи художники отходят от иконописи к портретному жанру.

В России XVII века доживает русское средневековье (в XIII веке оно закончилось в Европе), которое длилось почти тысячу лет. Но Петровские реформы оказали колоссальное влияние на развитие русского искусства: вся художественная система в России изменилась за 50 лет, в то время как в Италии этот период занял 300 лет. В допетровское время в основе художественного искусства была иконопись. Икона представлялась как образ невидимого и идеального. К концу XVII века в иконописи начинаются перемены: изображения святых все более принимают человеческий реальный образ.

File:M.V. Skopin-Shuyskiy (17th c., Tretyakov gallery).jpg

Надгробный портрет Скопина-Шуйского (1670-е, ГТГ)

Парсуна (искажённое лат. persona — «личность», «особа») – это протопортрет. В XVII веке художники начинают писать образы видных деятелей своего времени, одним из которых был государственный и военный деятель князь Скопин-Шуйский . Ранние парсуны писались не с натуры: этот портрет был написан после смерти князя и предназначался для его надгробия. Парсуна являлась переходом от иконы к светскому портрету и до конца XVII века воспринималась как совершенно новый жанр. Художники XVII века обучались иконописи, поэтому первые парсунные изображения сохранили иконописные традиции. Русские художники не обладали достаточным мастерством для перехода их двумерного в трехмерное пространство.

File:Alexis I of Russia (1670-1680s, GIM).jpg

Алексей Михайлович в «большом наряде» (1682, ГИМ)

Парсуна царя Алексея Михайловича, отца Петра I – одно из первых изображений с натуры. В XVII веке было престижно иметь парсуны: во-первых, заказ парсуны стоил очень дорого (это подчеркивало богатство заказчика), во-вторых, обычно парсуны заказывали для фамильной галереи нескольних поколений (это также подчеркивало богатство заказчика и знатность его рода). На парсунах было принято изображать вельмож в их самых лучших нарядах и при всех наградах. Мастерство художника определялось в его способности тщательно прописать изображаемого и его наряд. Царь Алексей предстает перед нами в парадной одежде, которая проработана так достоверно, что зритель может определить ткань, из которой был шит костюм. Эта ткань была особенно драгоценной и также указывала на высокий чин изображенной фигуры, так как ее можно было получить только от царя в подарок. Самым важным для парсуны была узнаваемость изображаемого, поэтому для того, чтобы все узнали, что перед ними – царь, художник добавил надпись в правом углу: великий царь Алексей Михайлович. Художники еще не имели ощущения пространства, не овладели геометрически прямой перспективой, поэтому изображения выполнены двумерно и схожи с иконами. Мастера пока занимаются лишь переписыванием модели без ее художественного осмысления.

Средневековые мастера никогда не изображали ничего низкого и ужасного. Их изображениям (в основном иконописным) поклонялись как всему прекрасному и святому. Эта традиция сохранилась в парсуне, которая изображала прекрасное Божье создание. Художник должен был изобразить благородного, идеального человека, который не мог происходить от Бога с низкими чувствами и намерениями. Потом эта традиция совершенствования перейдет в парадный портрет.

Стольник В.Ф.Люткин

В парсуне мастер не старался изобразить характер человека, поэтому фигура остается скованной, мимика на лице отсутствует. Главным в парсуне оставалось изображение признаков сана вельможи.

Парсуна И. Б. Репнина:

Парсуна И. Б. Репнина

В России после коронации Петра начинается его борьба за абсолютную власть (светскую и духовную). Духовная власть была у Патриарха, но доверие к нему было подорвано в результате Никоновских реформ, которые вызвали раскол в церкви. С целью уничтожения морального авторитета церкви Петр учредил всешутейший и всепьянейший собор, который действовал в течение 30 лет. Последние годы XVII века ближайшее окружение Петра призывалось для имитации церковных обрядов по православным праздникам. Главная заповедь собора – ежедневное пьянство, в котором иногда принимал участие сам Петр.

Парсуна Якова Тургенева:

Парсуна Якова Тургенева

В XX веке была обнаружена целая серия портретов участников всешутейшего и всепьянейшего собора. Портреты были похожи на парсуну, но в них не было возвышенности и одухотворенности. В позе “старого воина и киевского полковника “Всепьянейшего собора” присутствует динамика, лицо его оживленное. Существует мнение, что их писали иностранные художники. Роль шутов в соборе выполняли представители самых известных фамилий: это были приближенные Петра и его сподвижники. Яков Тургенев был известным военачальником.

Парсуна Алексея Васикова:

Парсуна Алексея Васикова

Алексей Васиков был дьяконом и горьким пьяницей. Впервые в парсуне художник изображает натюрморт, заполняет окружающее пространство модели. Изображение стопки и огурца – еще не аллегория, но это проявление низости героя, его пьяного образа. Надпись с именем изображенного (как на парсуне царя Алексея Михайловича) приняла вид натюрморта. Стоит заметить, что Алексей Васиков изображен на европейский манер: без парика и бороды. Лицо его отражает образ его жизни, пьянство. Окружающий мир человека с развитием нового жанра живописи начинает восприниматься как часть человеческого образа, как способ передачи его характера.

Андрей Бесящий

Середина – конец XVII века стали переломными в развитии русского искусства. На смену иконописи приходят новые жанры. Русские мастера начинают осваивать портретную живопись. В архитектурном стиле древнерусские традиции сочетаются с элементами европейского искусства. Восхождение на престол устремленного в Европу Петра I предвещает дальнейшие перемены в искусстве уже XVIII века.

источник


 

Преображенская серия

портретов тн. «шутов» — знаменитый цикл портретовсоратников императораПетра I по Всепьянейшемусобору, характеризующийсянеобычной, ироничнойтрактовкой моделей. Всевосемь портретов сериинаписаны или однимхудожником, или же вышлииз одной живописноймастерской. Представляютсобой редкий примеррусской портретнойживописи XVII века.

Портрет майора С.Л. Бухвостова.

Портреты представляют собой изображения участников «Всепьянейшего собора Всешутейшего князь-папы» — своеобразного ордена буйных петровских развлечений, с которым царь кутил и праздновал свои победы с 1690-х годов почти до конца жизни. Члены «собора» — представители знатных фамилий участвовали в маскарадных шествиях, шутовских праздниках. Портреты были заказаны Петром I для своего нового Преображенского дворца, построенного в 1692 году, и изображают наиболее близких и интересных Петру персонажей. Создание серии относят к 1692—1700 годам, а авторство — к неизвестным русским мастерам Оружейной палаты.

Большую часть портретов согласно одной из версий выполнил Иван Одольский (также «Адольский», имя которого находят в документе 1725 года), имена других художников из документов неизвестны. Документы свидетельствуют, что изначально серия включала больше портретов, но они не сохранились.

Термин «шуты»
Изображённые на портретах Преображенской серии считались шутами, однако после исследований и уточнения имён персонажей выяснилось, что на портретах изображены представители известных русских фамилий: Апраксины, Нарышкины — родственники и сподвижники Петра.

«Преображенская серия» вызывает ассоциации с западноевропейским шутовским портретом, поэтому «первое время серия так и именовалась — „шутами“. Но если в западноевропейской живописи, например, в портретах шутов кисти Веласкеса, модели представлены в своих профессиональных ролях, то в русском варианте в роли шутов выступают и представители самых знатных родов, и вовсе случайные личности, равно необходимые Петру».

М.Ф. Нарышкин («патриарх Милака»)

При оценке «шутов» не надо забывать, что, несмотря на их гаерскую роль, на надписи-прозвища (некоторые из этих прозвищ таковы, что они, по справедливому мнению Ключевского, никогда, ни при каком цензурном уставе не появятся в печати), это всё-таки были, как правило, действительно соратники Петра, многие из них участвовали в его походах, служили в канцеляриях, принадлежали к известным в русской истории фамилиям… Это портреты не царских «шутов», но участников братства единомышленников и в разгуле и в работе, поэтому нет нужды удивляться, как иногда делают пишущие о петровском портрете, серьёзности, а иногда и драматизму лиц Якова Тургенева, Андрея Бесящего, Алексея Василькова.

Персонажи

Яков Тургенев (1695). Портрет теперь в Русском музее.
Андрей Бесящий (Андрей Матвеевич Апраксин) — брат царицы Марфы Матвеевны
Алексей Васильков
Матвей Филимонович Нарышкин («патриарх Милак»)
Фёдор И. Веригин
Князь Н. М. Жировой-Засекин
Стольник Иван А. Щепотьев. Портрет в ГТГ
??

Серия выполнена в одном из двух преобладающих стилей портрета петровской эпохи — архаическом «парсунном», которое развивает стилистику мастеров Оружейной палаты, и является наиболее ярким примером этой манеры.

«В портретах дерзко высмеивается традиционный уклад жизни Древней Руси, сатирические персонажи наделены сильными эмоциями, но такой гротеск не характерен… В портретах выразились творческие искания, особенности характера, мироощущения человека на переломе Средневековья и Нового времени. Художники уже начинают думать о композиции… Необычные портреты Преображенской серии, в которых традиции иконописи, парсуны сочетались с гротескной линией западноевропейского искусства, не получили дальнейшего развития в русской портретной живописи, избравшей иной путь»[4]. «В сравнении с чистой парсуной, портреты серии отличаются большей эмоциональной и мимической раскованностью, живописностью и иным духовным зарядом. В них можно усмотреть связь с гротескной струей в западноевропейской барочной живописи XVII века. Не случайно, именно эту группу исследователи уже не называют парсуной, а говорят лишь о традициях парсуны в конце XVII столетия»[1]

«Композиция портретов этой серии отсылает к классическому полупарадному типу портрета, и в определенном смысле в этих полотнах пародируются классические особенности портретного жанра, прежде всего тяжеловесные интонации парсуны и пафос в представлении модели… С одной стороны, портреты „Преображенской серии“ имеют немало общего с голландскими портретами-типами жанрового и этнографического характера, распространенными в XVII веке»[2]

Дальнейшая судьба

До сталинского времени портреты находились в Гатчинском дворце. Считается, что Екатерина II подарила их первому владельцу дворца, Григорию Орлову.[5]. В советское время портреты были разделены между Русским музеем и Третьяковской галереей. Например, портрет Якова Тургенева в настоящее время находится в Петербурге, а Ивана Щепотева — в Москве.

http://dic.academic.ru/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники