интересные лекции по истории искусства в нашем виртуальном классе

Мантуя

25 Октябрь, 2015 (15:34) | дополнительные материалы | By: chandra

 

:) Mantua: Basilica di Sant'Andrea - Alberti:

Mantua: Basilica di Sant’Andrea – Alberti

:) Mantua: Basilica di Sant'Andrea - Alberti:

Alberti, Sant' Andrea in Mantua, c.1470:

Alberti, Sant’ Andrea in Mantua, c.1470

Basilica di Sant'Andrea:

В 1470 году Леон-Баттиста Альберти спроектировал глубокую, как омут, триумфальную арку, вступая в которую – между коринфскими пилястрами фасада – попадаешь как бы по ту сторону камня, в торжество полусвета. Триумфальная арка растягивается, как каменная гармонь, до самого алтаря – тоннель с пайковым рационом солнца, процеженного сквозь люнеты. Этажи света, от которого теперь лоснится трансепт, не входили в проект Альберти: через двести лет Филиппо Юварра насадил купол на высокий барабан и впустил своры солнечных лучей. Чтобы представить себе, как выглядело детище Альберти, требуется осведомленность, помноженная на стереометрическое чутье, о котором пишет Мандельштам, что глядящий должен догадаться, как выглядела базилика Сант-Андреа без этого купола и еще без двух-трех достроек.

File:Dom S.Pietro 2.jpg

Мантуанский собор (итал. Duomo di Mantova) — точнее, Базилика Св. Петра — кафедральный собор города Мантуя (Италия).

Хочешь увидеть, как строили римляне или зодчие Возрождения? Взгляни with your mind’s eye  и домысли то, что видишь перед собой въявь. Без этого предзнания-догадывания Италия так и останется страной с хорошей кухней и приятными видами из окна. Косвенное доказательство – один из самых вдумчивых пассажей Джорджо Вазари: “Гуманитарные науки служат… величайшим подспорьем всем художникам [и всем, кто ищет встречи с мастерами]… ибо без них не может обладать совершенным суждением человек, который, хотя по-своему и одарен природой, но лишен благоприобретенных преимуществ, а именно дружеской помощи, оказываемой ему хорошим литературным образованием”. Человек, способный домыслить увиденное, становится сотрапезником итальянских художников и зодчих.

Здесь каждая пядь земли румянится на перекрестных жаровнях тысячелетий, каждое деревце неслучайно. Вот тянутся в небо высоченные ломбардийские тополя, медленно кивают автобусу из Кремоны в Мантую. Наклоняются друг к другу, переговариваются между собой тихо, сочувственно. Ведь это же сестры Фаэтона, оплакивающие смерть брата, который погиб неподалеку, выпал из солнечной колесницы и утонул в реке По. Тополиные сестры заламывают скользкие ветви. А вот кусты дикой калины. Еще шестьдесят лет назад местные крестьяне пересказывали легенду о Деве Марии: она прокляла калину, когда та еще была деревом, потому что из ее древесины изготовили крест, на котором распяли Иисуса. После проклятия калину, некогда высокое дерево, разжаловали в кустарники.

File:MantovaPanorama.jpg

Мантуя – как помятая треуголка, в нимбе серо-голубых озер, отороченных тростниковыми зарослями: земля вокруг плоская, как столешница, ни одного выступа, только далеко на севере в ясный день всплывает нечеткий абрис горной гряды. Там – озеро Гарда, которое, по выражению Д. Г. Лоуренса, “в своей любознательности раздвигает горы, пытаясь проникнуть поглубже в Альпы”. Там – Верона, Тренто, Виченца. Южнее Мантуи – за рекой По – начинается Эмилия-Романья. До Модены рукой подать, а в Модене – автомобильные заводы, сыроварни, а главное – широкие бульвары, прекрасная, породистая тень ложится щедрыми мазками на асфальт, средневековые львы охраняют фасад романского собора.

1df7e3e2f3c102db7ea034b82b28acbd

Мантуя отрезана от главных туристических маршрутов: до Венеции, Пармы, Болоньи, Равенны добраться можно только с пересадкой. Городской вокзал – игрушечный, электрички – полупустые. Пейзажи выморочные, как на картинах Жана-Франсуа Милле. Приезжающие сюда из соседней Вероны попадают в заштат: полуобморочную итальянскую провинцию с отвратительным климатом; в провинциальный городок, отрезанный от остальной Италии озерами с севера-запада-востока и пыльными нивами – с юга. Посконное ломбардийское герцогство. Налет провинциальной гордыни. Представляю себе, как отплевываются заезжие эстеты, когда после ультрамарина Венеции, после голубизны Лаго ди Гарда они оказываются здесь, вблизи озер, вода в которых даже при самой тщательной солнечной подсветке никогда не теряет неряшливой серости. Недаром английский писатель Эдвард Хаттон сказал: “Нечто от неподвижности и безгласия ее озер опускается на этот город огромных горизонтальных пространств, город светотени и полнейшей тишины. Постепенно, незаметно Мантуя ветшает в сырости своих лагун и уходит от нас медленно, тихо, постепенно, мало-помалу, как проходит сновидение”.

All sizes | Mantua 172 | Flickr - Photo Sharing!:

Улицы Мантуи неброски и неотзывчивы. Палаццо ди Джустиция и Дом Джулио Романо, который выстроил этот особняк для себя по собственному проекту (с причудливым, по выражению Вазари, наружным фасадом, отделанным цветной лепниной), напоминают посольства упраздненных государств. Романо похоронили в церкви Сан-Барнаба, и не нашлось никого, кто бы воздвиг памятник художнику и архитектору, спасшему Мантую от гнилой воды, заливавшей город, поднимавшейся в некоторых частях до четырех локтей; в болотной воде месяцами водились лягушки. Это Джулио Романо поднял уровень улиц, снес ветхие постройки и на их месте, на поднятых по его приказу улицах, выстроил высокие, добротные дома для пользы и удобства города.

Mantova, Lombardia, Italy:

 

Complesso Palazzo Ducale - Mantova, Lombardia:

Complesso Palazzo Ducale – Mantova, Lombardia

I giardini di Palazzo Ducale,Mantova, Lombardia:

Брачный Чертог (Camera degli Sposi) в Палаццо Дукале расписан великим падуанцем Андреа Мантеньей, придворным художником мантуанских герцогов Гонзага. На плафоне, как в колодце, голубеет римский окулюс, глядящий в небесный круг, единственный круг чистого неба на всю Мантую. На краю балюстрады сидит павлин – символ Юноны, богини брачных уз. Облокотившись на балюстраду, смотрят вниз хозяйка дома и ее рабыня негритянка. Стоящая рядом кадка с апельсиновым деревцем, кажется, вот-вот свалится на голову посетителю, который задирает голову, чтобы повнимательней разглядеть плафон.

File:Andrea Mantegna - Ceiling Oculus - WGA14021.jpg

File:Andrea Mantegna 115.jpg

Andrea Mantegna Judith with Her Maidservant Abra:

Andrea Mantegna Judith with Her Maidservant Abra

Здесь, в Мантуе, Мантенья пишет свою “Юдифь”. Вот она стоит светло-розовая, возле расшитой золотом палатки, опускает голову Олоферна в мешок, который держит служанка, изогнутая в полупоклоне. В правой руке Юдифи – еще теплый клинок. На белом пеплосе – персидская синь накидки. Ее лицо похоже на театральную маску. Кроме темной головы Олоферна и коричневого нутра палатки, полотно Мантеньи – в чаду утреннего сияния. Это – выход из сумерек на библейский просцениум. Убей своего врага и – настанет утро.

 

 

File:Andrea Mantegna 034.jpg

На поздней картине Мантеньи “Мертвый Христос” следы приозерных мантуанских сумерек: в глубоких, одеревенелых складках покрывала, в морщинах, как будто проведенных резцом по костяным лицам плакальщиц, в их искривленных ртах, даже в сквозных ранах, оставленных гвоздями. Сумерки выдумал мантуанец Публий Вергилий Марон, который подарил нам пастушескую Аркадию в своих “Буколиках”, сказочный край, местами очень похожий на окрестности Мантуи, на водоразделы морщин на картинах Андреа Мантеньи.

источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Write a comment





Contact Form
Use the contact form

Name:

E-mail:

Message: