интересные лекции по истории искусства в нашем виртуальном классе

Манипуляции с пространством

16 Сентябрь, 2015 (20:51) | дополнительные материалы | By: chandra

Как отличать настоящее барокко от притворного? Главное, условиться называть барочным то, что отвечает требованиям стиля, а не то, что сделано в “эпоху барокко”. Особенно при встрече с Борромини понимаешь, что настоящее барокко не суть расточительная перенасыщенность орнаментом, нагромождение декоративных излишеств или количественная грандиозность, но — искусство манипулирования пространством, умение крутить его в бараний рог, заставлять его служить себе. Это структурное новаторство, и просим считать профанацией барокко всякую патетическую лепоту волют и картушей, которыми обвешали свой стиль многие несмышленые архитекторы той эпохи.

Барокко остроумно, то есть, переводя на архитектурный язык, — остро-пространственен, понеже ум в архитектуре выражает себя пространством.

Sant'Ivo alla Sapienza _ Francesco Borromini _ 1642-1660 _ Rome, Italy

Борромини был лучший мыслитель барокко — в том, как он умел закручивать пространство, ему не было равных. Вон Сан-Карлино алле Куаттро Фонтане (за ее небольшие размеры и изящество римляне прозвали ее “Карлуша у фонтанов”).

Можно сказать, что церковь эта изваяна как скульптура, самый воздух интерьера сложен в некую фигуру, растянутую на напряженных овалах. Борромини был мастер драматизации пространства. Оно у него будто пыжится и тужится — то сжимается, то разжимается. Для людей, чувствительных к интригам планиметрии, в этой церкви становится тревожней, чем при рассматривании “Тюрем” Пиранези. Несмотря на насыщенность интерьера светом.

Другой критерий, по которому легко отличить псевдобарокко, использующего внешние стилеммы, от собственно создателей стиля: барокко не любит прецеденты и цитаты. Бернини предостерегал от подражаний Рафаэлю. Ценилась оригинальность, нецитатность языка. Посмотрите, как не похожи друг на друга кессоны на исподнем римских куполов — почти все барочной эпохи — как те в форме цветов в церкви Санта-Лучия е Мартина (арх. Пьетро да Кортона) или борроминиевские ромбы в Сан-Карлино (особенно в боковой капелле!).

San Carlo Alle Quattro Fontane

Попытке флорентийского ренессанса насильно оживить определенный канон римское барокко предпочитало дерзость и инновации самовыплетающегося языка.

Фонтан Четырех Рек на пьяцце Навона бьет все рекорды, одновремено норовя и в анимацию, и в литературу, и в астрофизику. Обелиск водружен как бы на пустоту, по-видимому, нарушая законы статики. Это будто запущенная в небо ракета “земля-воздух”, оставляющая за собой шлейф дыма, окаменевшего со временем. В его основании среди скал, пальм и кактусов водится много всякой живности, флоры и фауны: найдите льва, страждущего напиться, морского монстра с огромной пастью, найдите дракона, жеребца, змею у подножья обелиска, есть дельфинчик. И голубица с оливковой ветвью воркует в вышине. Этот “фонтан” — настоящий предтеча извращенческой архитектуры зоопарков XX века, искусственно воссоздающих естественную среду обитания животных…

Глеб Смирнов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Write a comment





Contact Form
Use the contact form

Name:

E-mail:

Message: