интересные лекции по истории искусства в нашем виртуальном классе

Картины Дома наслаждений (Maison de Jouir)

30 Июнь, 2016 (19:07) | дополнительные материалы | By: chandra

Paul Gauguin foi um pintor francês do pós-impressionismo. Wikipédia Nascimento: 7 de junho de 1848, Paris Falecimento: 8 de maio de 1903 Período: Pós-impressionismo Cônjuge: Mette-Sophie Gad (desde 1873) Obras: Where Do We Come From? What Are We? Where Are We Going?, Mais Filho: Pola Gauguin Obra: Vase with Flowers:

Надо ли говорить о том, что Гоген принадлежит к числу самых известных и популярных среди яркой плеяды парижских художников рубежа XIX и XX столетий. Магия его имени держится не только на живописных открытиях и достижениях, но еще, конечно, и на необычной линии его судьбы. Гоген провел раннее детство в далекой Лиме (столице Перу), стал художником в довольно зрелые годы, бросив службу на флоте, работу биржевого маклера и многодетную семью, поcле этого он возглавлял художественную группу (“Школу Понт-Авена”, названную так по небольшому местечку в диковатой французской провинции Бретань, где работали художники), школу, разрабатывавшую свой, в чем-то по-средневековому мистический вариант живописного символизма. Всего только что перечисленного было бы уже достаточно, чтобы превратить этого художника в культовую фигуру истории искусства. Однако вслед за всем упомянутым Гоген повел себя еще более непредсказуемо: отринув бретонскую первозданность, он устремился на поиски еще более совершенной экзотики, для чего отправился в одну из дальних колоний Франции — на остров Таити (это произошло в 1891 году).

Gauguin and Polynesia: An Elusive Paradise at Seattle Art Museum.:

Tahitian Women with Mango Blossoms. 1899. Óleo sobre lienzo. El Museo Metropolitano de Arte. Nueva York. EE.UU. Paul Gauguin:

Tahitian Women with Mango Blossoms. 1899. Óleo sobre lienzo.

“Господин Министр! Я хотел бы отправиться на Таити, с тем чтобы создать там серию картин об этой стране, характеры и цвета которой я намерен запечатлеть. Имею честь просить Вас, господин Министр, соизволить дать мне бесплатную командировку, как это уже было сделано господином Дюмуленом, поскольку такая миссия в силу своих преимуществ значительно упростила бы и мои занятия, и мое перемещение. Примите, господин Министр, уверения в моем глубоком уважении. Поль Гоген”. Это текст письма, адресованного министру народного просвещения и изящных искусств Франции и датированного 15 марта 1891 года.

Поездка Гогена в экзотические края не была только лишь эксцентричной выходкой непредсказуемого таланта. Во-первых, Гоген, который действительно получил нечто вроде командировочного предписания от министра, подошел к своей миссии (а именно — увидеть, оценить и осознать историческое наследие и современное состояние памятников культуры и в целом цивилизации одной из колоний Франции) весьма серьезно. Готовясь к поездке, он проштудировал немало книг о культуре народа маори, был внимательным созерцателям предметов полинезийского искусства, преподнесенных Парижскому музею этнографии принцем Роланом Бонапартом и показанных на Всемирной выставке 1889 года во дворце Трокадеро .

Собственные интересы Гогена, разделявшего тогда символистские устремления, лежали в той же плоскости, что и культуртрегерские цели будущей поездки. Работая еще в Бретани, Гоген создавал деревянные рельефы (один из них — “Будьте таинственны”), возможно, бессознательно подчеркивая особый этнический тип женских и мужских лиц и подражая наивной манере безвестных ремесленников-резчиков). Во-вторых, перед отъездом художник собирал визуальный материал — фотографии и зарисовки, сделанные американскими и французскими путешественниками — моряками и врачами, которые посещали острова Полинезии в 1860—1870-х (например, Полем-Эмилем Мьотом). Вообще, фотография весьма занимала Гогена: отправляясь на Таити, он запасся не только снимками таитянских пейзажей и этнографических типов, но и репродукциями с живописных произведений своих любимых мастеров — от Рафаэля и Гольбейна до Мане и Пюви де Шаванна, а также древнеегипетских рельефов и античных фризов. Некоторые из композиционных решений древних и более новых мастеров были использованы в отдельных картинах “таитянских” циклов Гогена между 1891 и 1902 годами.

Гоген к тому же стремился к тому, чтобы его собственные работы, особенно самые значительные из них, были бы зафиксированы на фотопленке. Так было, например, со знаменитым и во многом итоговым для “таитянского Гогена” большом полотне “Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?” (1897—1898), которое специально по просьбе художника сфотографировал в нескольких ракурсах его приятель, фотограф-любитель Анри Лемассон, директор Почтамта в столице Таити городке Папеэте. Стоит ли добавлять, что в нынешней экспозиции и сама огромная картина (специально впервые за последние 55 лет привезенная из Бостона, где хранится с 1936 года), и фото Лемассона, и собственноручный набросок всей композиции, сделанный Гогеном в одном из писем на родину, экспонировались рядом. И что такого рода сближения, которые могут произойти только на юбилейной выставке, удивительным образом освежают и усиливают впечатления даже от самых хрестоматийных произведений.

Woher kommen wir Wer sind wir Wohin gehen wir.jpg

Поль Гоген
Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идём?. 1897—1898

Весь корпус работ, связанных с “Откуда мы?..”, был приобретен самим Волларом за 1000 франков, а другие полотна и вовсе не сразу нашли покупателей, более привычных к аллегориям Пюви де Шаванна. Одно из них — “Сбор фруктов” — было позже куплено И. Морозовым. Но и эти средства позволили Гогену осуществить свое давнее намерение: покинуть Таити и перебраться на Маркизские острова.

В 1900 году он заочно заключил контракт с Волларом, обязуясь поставлять маршану 24 полотна в год по цене 200—250 франков за каждое, и, несмотря на нездоровье, принялся обустраивать свое новое жилище-ателье, которое назвал Домом Наслаждений (или Блаженства — Maison de Jouir) и для которого собственноручно вырезал деревянный портал, украшенный горизонтально и вертикально вытянутыми и тонированными рельефами. По манере они напоминали те первые рельефы, которые Гоген создавал еще в конце 1880-х в Бретани. На одной из вытянутых горизонтальных композиций, названной (возможно, тоже в память о давней работе) “Будьте влюблены, и вы будете счастливы”, художник изобразил самого себя, заросшего густой бородой и выглядывающего из-за густой тропической растительности. Все части портала Дома Наслаждений наполнены изображениями таитянок и обитательниц Маркизских островов, как будто сошедших с картин Гогена. На одном из рельефов туземка томно закидывает за голову острый локоть правой руки.

Вспомним, что большая ретроспектива Гогена прошла в Гран-Пале в 1906 году. Тогда ее видели многие начинающие, но впоследствии крупные мастера. Пабло Пикассо под впечатлением от этой гогеновской туземки изменил концепцию своей очередной работы, поместив эту фигуру в центр композиции и сделав ее первым полотном нового направления, которое позже получило наименование кубизма, — “Авиньонские девицы” (1907). А Михаил Ларионов, Сергей Судейкин, Павел Кузнецов и еще несколько молодых русских живописцев, привезенных в Париж как раз на Осенний салон 1906 года Сергеем Дягилевым, который придумал и организовал тогда в Париже первую представительную выставку русского искусства XVIII—начала XX веков, ставшую первым шагом к знаменитым “Русским сезонам”, были поражены и восхищены живописной энергией великого и недостижимого Поля Гогена. У некоторых после этих парижских впечатлений наступил настоящий “гогеновский период” — неотъемлемый ранний этап русского авангарда.

Гоген, умерший в бедности и забвении со стороны соотечественников, живших рядом с ним в колониях, не мог знать о том влиянии, которое оказал своим искусством на художественную эволюцию XX века, и о том, с каким восхищением и жадностью рассматривали все то, что он создал вдали от Франции, его коллеги по искусству. Его наследие осталось в истории как одна из ярчайших страниц европейского искусства рубежа XIX и XX столетий. И помнить об этом в начале нового тысячелетия не только очень уместно, но и необходимо.

Андрей ТОЛСТОЙ,доктор искусствоведения.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Comments

Comment from chandra
Time 30 Июнь 2016 at 19:49

Тихий вечер. Картина. Гоген.
И предчувствие грусти и стужи.
Не дождется душа перемен.
И дорога в бессмертье все уже.

На полотнах далекая жизнь
И таинственный остров Таити.

И услышишь, как время бежит
К перекрестку судеб и открытий.

Желтизна с синевою со стен
Смотрит и обжигает сознанье.
Тихий вечер. Картина. Гоген —
Точка вечности в мирозданьи.

Наум ГАЛЬПЕРОВИЧ