интересные лекции по истории искусства в нашем виртуальном классе

Два портрета Рокотова и одна любовная история

7 Ноябрь, 2014 (01:27) | дополнительные материалы | By: chandra

Про графа Орлова и женщину, ради которой “самый красивый мужчина империи” забыл венценосную возлюбленную

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Портрет графа Г. Г. Орлова в латах
1762-1763г, холст, масло
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Портрет графа Г. Г. Орлова в латах долгое время приписывался Л. Токе, французскому художнику при дворе Елизаветы Петровны. А. В. Лебедеву принадлежит атрибуция произведения Ф.С. Рокотову и новая датировка портрета. Исследователь справедливо отметил, что «Токе не мог написать портрета Орлова, так как художник уехал из России в 1758 г., когда Г. Орлов был еще „самым низким армейским офицером и не более как поручиком“ (А.Т. Болотов. Записки. Т.1. стр. 840.), находившимся на войне, и изображение его в орденской ленте могло быть написано только после возвышения, т. е. не ранее второй половины 1762 г. Рокотовский портрет соответствует именно этому периоду, так как на нем фаворит Екатерины щеголяет именно теми орденскими знаками, которые он получил в 1762 г.

Григорий Григорьевич Орлов (1734—1783) — один из пяти братьев, возвысившихся при Екатерине II.

Он окончил сухопутный шляхетский корпус, служил в артиллерии и отличился во время Семилетней войны (1756—1763), в ходе которой был ранен при Цорндорфе.

В 1759 году Орлов, сменив Станислава Понятовского, стал фаворитом Екатерины Алексеевны, тогда еще цесаревны. Человеком он был, конечно, неординарным: герой, силач, бравый офицер, «безусловно, самый красивый мужчина империи» — так сказала о нем его венценосная любовница. Отчаянно смелый и решительный, Орлов вместе со своими братьями стал той силой, которая возвела Екатерин II на престол при государственном перевороте 28 июня 1762 года.

В благодарность новая императрица пожаловала Орловым графское достоинство и огромные имения. Григорий Григорьевич к тому же получил чин действительного камергера двора, чему в армии соответствовало звание генерал-майора.

На портрете Орлов изображен в тот момент, когда он в зените успеха и славы. На полотне нет ни загадочной рокотовской туманности, ни сложных оттенков цвета — все предельно ясно, и потому исследователи долго сомневались, Рокотов ли писал эту вещь: по музеям тогда немало висело, как выразился И. Грабарь, «рокотоидов».

На рокотовском холсте простой рубака-воин, только-только влиятельный вельможа с орденами и другими знаками высокого положения. Он в латах, которые уже в ту эпоху выглядели бутафорией; правая рука изящно лежит на шлеме, а левая, с претенциозно отставленным мизинцем, — на эфесе шпаги.
При всей парадности характер передан точно: видны и сила, и мощь, и решительность гвардейца, «попавшего в случай».

Григории Григорьевич долго оставался невенчанным мужем Екатерины II. Плодом их любви стал сын Алексей, впоследствии получивший фамилию Бобринский и графский титул. (Сохранился его детский портрет (Середина 1760-х гг. ГРМ), исполненный Рокотовым.) Вероятно, у них также была дочь Наталья, позднее графиня Буксгевден.

Орлов пытался вступить в законный брак с Екатериной II, вопрос обсуждался при дворе, однако вмешались лукавые советники, которые в итоге расстроили замысел фаворита. Императрица выстроила своему «сердечному другу» мраморный дворец, выхлопотала титул князя Римской империи, подарила перед опалой замок в Ропше.
Усадьбой Орловых под Москвой стала Семеновская Отрада.

В 1771 году Орлов подавлял «чумной» бунт в Москве. Во время первой турецкой войны он выдвинул план освобождения Греции и настоял на посылке флота в Средиземное море. Затем он возглавил делегацию, посланную для заключения мирного договора, но, выведенный из терпения дипломатическими проволочками, прервал переговоры, чем вызвал неудовольствие императрицы.

Его место при Екатерине Алексеевне было уже занято Васильчиковым, и Орлову пришлось временно покинуть Петербург. С 1775 года он оказался в отставке, окончательно утратив свое влияние после возвышения Г. А. Потемкина, с которым, судя по многим свидетельствам, царица была тайно обвенчана.

Григорий Орлов не отличался выдающимся государственным умом, однако старался пополнить свое образование в области естественных наук. Он поддерживал Екатерину II во многих ее благих начинаниях. Бывший лихой гвардеец стал одним из основателей Вольного Экономического общества, которое по его инициативе объявило тему для публичного обсуждения: «Полезно ли дарование собственности крестьянам?» Орлов и сам написал труд по агрономии, в котором содержится множество мудрых советов о бережном отношении к земле.
Он участвовал в Комиссии по составлению Уложения и был выбран в маршалы комиссии, но отказался от этого звания.

В 1777 году Орлов женился на своей двоюродной сестре Екатерине Николаевне Зиновьевой, фрейлине императрицы (сохранился ее портрет кисти Рокотова, ок. 1779, ГТГ). Однако брак оказался недолгим: через четыре года Екатерина Николаевна умерла. После ее смерти Орлов впал в душевное расстройство и в 1783 году также скончался.
Потомства Орлов не оставил

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Портрет Е.Н.Орловой

1779г, холст, масло
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Екатерина Николаевна Орлова (1758-1781), дочь Н.Я.Зиновьева и Е.Н.Сенявиной, жена Г.Г.Орлова и фрейлина Екатерины II

Когда многолетняя и запутанная любовная связь с Екатериной II пришла к окончательному разрыву, князь Григорий Орлов на сорок третьем году жизни решился на женитьбу со свой двоюродной сестрой, Екатериной Николаевной Зиновьевой (1758-1781), фрейлиной императрицы.
Государыня одобрила этот брак. Венчание состоялось, вероятно, весной 1777 года. Молодая девятнадцатилетняя княгиня была пожалована в статс-дамы (высший фрейлинский чин), получила орден Святой Екатерины и дорогие свадебные подарки.

Два года супруги прожили в Петербурге. Княгиня Екатерина Николаевна, красавица, одаренная умом и мягким характером, «сумела, возвратить спокойствие в сердце Орлова; он предпочитал теперь частную жизнь прежнему бурному и блестящему существованию»

То же подтверждает и другой современник: «Орлов неразлучен со своей женою, — писал Гаррис в феврале 1778 года. — Никакая побудительная причина не заставит его принять участие в делах». В эту лучшую, радужную пору жизни Екатерины Николаевны и был создан ее портрет.

Он написан в не свойственной позднему Рокотову манере: это парадное репрезентативное изображение с тщательно выписанными аксессуарами. На атласном белом платье выделяется красная орденская лента, заметен своим мерцающим блеском знак статс-дамы — бриллиантовый вензель с портретом императрицы. За плечами — ниспадающая горностаевая мантия, которая свидетельствует о княжеском достоинстве.
Официальную торжественность усиливает и высокая, взлетающая вверх прическа по дворцовой моде второй половины 1770-х годов. Однако созданный художником образ неоднозначен и противоречив.

Хотя замкнутая красивая женщина из высшего общества и держит зрителя на расстоянии, в портрете отчетливо звучат камерные нотки.
Под парадным лоском скрыт сложный характер. Из-за размытых контуров и зыбких переходов от света к тени возникает иллюзия изменчивости лица. Губы сжаты и вместе с тем как будто едва заметно улыбаются. Отчужденный взгляд удлиненных непроницаемых глаз наполнен грустью, тень на левой щеке вызывает тревожный отклик. Или же все это только кажется, потому что мы знаем дальнейшую судьбу Е. Н. Орловой.

Семейная жизнь, которая так счастливо началась, закончилась трагически. У молодой женщины оказалось слабое здоровье, и муж повез ее на лечение за границу. У нее, очевидно, проявились первые симптомы чахотки. Княгиня ехала, впрочем, еще и с одной целью: ей хотелось иметь детей, и она надеялась, что иностранная медицина ей поможет.

16 июня 1781 года Екатерина Николаевна умерла в Лозанне (согласно другой версии — в Лондоне). Прах ее Орлов привез в Санкт-Петербург и похоронил в Александро-Невской лавре. Екатерина II выразила свои соболезнования в трогательном письме: «Привыкши столько лет брать величайшее участие во всех до вас касающихся делах, не могла я без чистосердечного и чувствительного прискорбия уведомиться о рановременной потере любезной вашей княгини, моля Бога да сохранить ваше здоровье и дни до позднего века…».
Г. Р. Державин в стихах на смерть княгини Орловой назвал ее «ангелом красоты».

После смерти жены у Г. Г. Орлова наметились явные признаки умственного расстройства. Он впал в детство, один из современников писал, что князь «в ребячестве, не знает, что делает и говорит».
В ночь на 13 апреля 1783 года Григорий Орлов скончался.

Пелевин Ю.А.

http://www.nearyou.ru/0liks/o/orlovG.php

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Write a comment