интересные лекции по истории искусства в нашем виртуальном классе

Дали: Распятие как вознесение

14 Август, 2016 (10:10) | дополнительные материалы | By: chandra

Christ of Saint John of the Cross by Dali.jpg
Сальвадор Дали
Христос Святого Иоанна Креста. 1950—1952
Cristo De San Juan De La Cruz
Холст, масло. 205 × 116 см
Кельвингроу, Глазго

Полотно «Христос Святого Иоанна Креста» (1950—1952), выставленное в Художественном музее города Глазго, знаменует возврат Дали в католичество и намерение посвятить себя религиозному искусству. На картине — распятый Иисус. Но представлен Он в неожиданном ракурсе: не снизу, от подножия креста, как обычно, то есть глазами учеников и потомков, преклоняющихся перед крестной жертвой Спасителя, — а сверху, с занебесных высот, куда восходит Иисус. Таким узрел Его испанский мистик XVI в. Св. Иоанн Креста (Хуан де ла Крус), который оставил карандашный набросок своего виде´ния; по его мотивам Дали и создал это полотно.

Иисуса окружает тьма. Крест парит в черном пространстве над небом и светилами — в пустоте, которая была бы незрима, если бы еще выше нее не находился источник света. Сам он остается незримым, однако руки Иисуса отбрасывают тени на перекладину креста. Не видно ни гвоздей, ни ран, ни крови, никаких следов страдания и смерти. Тело Иисуса поражает атлетическим сложением, крепкой мускулатурой, Он похож на спортсмена, который, отталкиваясь от креста, готовится совершить прыжок в высоту.

Распятие нависает над поверхностью неба, земли и воды. В самом низу картины — озеро и три человеческие фигуры, напоминающие рыбаков: очевидно, это Галилейское море и апостолы, та земная жизнь Иисуса, которая завершилась распятием. Над этой картиной из прошлого — облака и тучи в несколько рядов, плотное, многослойное земное небо, над которым и возвышается распятие. Христос предстает свободным от креста, Он как бы взлетает на нем — и над ним. Мы не видим лица Иисуса — оно обращено вниз, к прошлому, которое Он покидает, возносясь к источнику света. Этот уменьшившийся мир увиден сверху — как бы глазами самого Иисуса.

Сальвадор Дали сводит воедино две сцены, которые обычно в художественной традиции представлены порознь: скорбную сцену Распятия и просветленную — Вознесения. И по евангельскому сюжету, и по распорядку церковных служб между Распятием и Вознесением проходят сорок дней, во время которых Иисус воскресает и являет себя апостолам, беседует с ними. Но в высшем, сверхвременном измерении Распятие и Вознесение — это единое событие: превращение величайшей жертвы в величайшую победу.

В Апокалипсисе Ангел клянется «Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, море и все, что в нем, что времени уже не будет…» (Отк. 10:6). Эта апокалиптическая точка зрения и передана у Дали. В вертикальном разрезе картины представлены все три стихии — небо, земля и море, над которыми уже не властно время. Сорок дней — это человеческий отсчет, а там, куда восходит Иисус, времени больше нет. Крест, орудие распятия, оказывается и орудием вознесения, образом освобожденного и освобождающего Христа. Так религиозная интуиция спасительной жертвы соединяется у Дали с поэтикой художественного авангарда.

 МИХАИЛ ЭПШТЕЙН .Богословие в красках

***

Несмотря на то, что многие картины Дали носят провокационный, экспериментальный характер, в этой работе автор постарался воплотить глубокий религиозный и мистический смысл. На написание картины Сальвадора Дали вдохновил рисунок, сделанный Святым Иоанном Креста (1542—1591), изобразившим своё экстатическое видение Распятия сверху, как бы глазами Отца. Крест на этом рисунке выступает в качестве моста между Богом-Отцом и смертным миром, изображённым внизу картины. Дали утверждал, что его, как и Иоанна Креста, посетили два экстатических видения, в которых и сформировался замысел этой работы. Сам Сальвадор Дали объяснял замысел этой картины так:

… в первую очередь, в 1950 году, я увидел «космический сон», в котором мне предстала эта картина в цвете и которая в моём сне являлась «ядром атома». Это ядро затем приобрело метафизический смысл, и я рассматривал это как основную составляющую Вселенной — Христа! Во вторых, когда благодаря указаниям Отца Бруно, кармелита, я увидел рисунок Христа, нарисованного Святым Иоанном Креста, я разработал геометрические треугольник и круг, в которых «эстетически» кратко изложены все мои предыдущие опыты, и я вписал мой рисунок Христа в этот треугольник. Первоначально я не хотел изображать все атрибуты распятия – гвозди, терновый венец, и т.д. .- и превратить кровь в красные гвоздики в руках и ногах, с тремя цветами жасмина, опущенными в рану на боку. Но только до конца мое решение изменило второе видение, возможно, из-за испанской поговорки, которая гласит: “мало Христа, слишком много крови”. В этом втором сне я увидел картину без анекдотических атрибутов: только метафизическая красота Христа-Бога. … Мои эстетические амбиции заключаются в том, что полотно противоположно всем изображениям Христа, выполненным современными художниками, которые применили экспрессионистскую манеру, вызывая эмоции через уродство. Моя главная задача заключается в изображении красоты Христа как Бога, в том, что Он олицетворяет.

Треугольник, который образуют руки Христа на картине, традиционно считается аллюзией к образу Святой Троицы, голова Христа образует центр этого треугольника. Треугольник стрелой направлен сверху вниз, что олицетворяет жертву, направленную от Бога к человечеству. Внизу картины художник изобразил пейзаж и лодки Порт Лигата, содержащие в то же время Евангельские аллюзии. По первоначальному замыслу художник отказался от изображения на картине Ран Христа, тернового венца, гвоздей, и хотел заменить их на красные гвоздики, которые он намеревался вложить в руки Христа. Однако он вовсе отказывается от этой идеи, стремясь показать «метафизическую красоту Христа», красоту через то, что Он воплощает, то есть показать величие жертвы Спасителя не ужасом Его ран, как другие художники, а Его красотой. Исполнение креста и ткань, сложенная наверху его, указывает нам ещё и на Евхаристическое значение креста — крест предстаёт зрителю столом, на котором находится Пресуществившийся Хлеб.

Художник настолько серьёзно относился к завершению этой работы, что не хотел оставлять первый набросок. Для того, чтобы краска на этой картине сохла вовремя, Дали провёл в доме в Порт Лигате центральное отопление. В 1961 году психически больной посетитель разорвал низ холста, кинув в него кирпич, но картина была успешно восстановлена. На время закрытия музея Кельвингроу (1993-2006) картина находилась в Музее религиозной жизни и искусства Св. Мунго. В 2006 году на конкурсе наиболее любимых картин Шотландии заняла 29% голосов. Правительство Испании предложило за эту картину 127 миллионов долларов, но предложение было отклонено.

На картине две различные перспективы, точно сходящиеся в точке исчезновения перспективы. Низ картины исполнен в традиционалистской манере. Этот фрагмент картины вдохновлён работами Ле Наина и Веласкеса.

Несмотря на неканоническое изображение Страстей Христовых, фреска-копия с картины находится в алтаре католического храма Пресвятого Сердца Иисуса в Самаре. ( википедия)

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Contact Form
Use the contact form

Name:

E-mail:

Message: